Вернуться к списку Бессмертного полка

Барынин Александр Афанасьевич, Баснина Ольга Владимировна

Рассказывает Иванова Зоя Александровна, г.Самара, подписчик каталога

Александр Афанасьевич Барынин родился 17 августа 1897 года в селе Веселки Ставропольского района Куйбышевской области. В 1925 году Александр Афанасьевич получил диплом врача, окончив медицинский факультет Госуниверситета, а потом назначение в интернатуру Оренбургской областной больницы, где проработал хирургом много лет. По своей инициативе поехал поднимать здравоохранение в Шарлыкский район. Александр Афанасьевич награжден тремя орденами, медалями и почетными званиями.

Он прошел по всем дорогам войны.

С первого дня войны согласно мобилизованному подписанию Александр Афанасьевич явился в Оренбургский военный госпиталь, где начал формировать подвижной полевой хирургический госпиталь и эвакогоспиталь. Уже на вторые сутки на сортировочной станции города Москвы принял первое боевое крещение при налете на столицу вражеской авиации и, следуя дальше, поступил в распоряжение 31-й Армии, только что сформированной в Москве и занявшей оборону в городе Ржеве Западного фронта. В октябре 41-го, когда прорвали оборону Западного фронта и захватили город Старицу, немецкие танковые части достигли окраины города Калинина, который сейчас называется Тверь. У госпиталя не было связи с командованием. И когда Александр Афанасьевич вышел из операционной, здание уже горело. Но медлить было нельзя ни минуты – надо было спасать раненых. Пришлось хирургу Барынину взять эту миссию на себя. Автомашинам удалось проскочить через Калининское шоссе и через Волоколамск, достичь Москвы. Личный состав спасался в беспорядке. «Мы потеряли двух врачей и до конца войны считали их погибшими, а они оказались в плену, – писал тогда Александр Афанасьевич своим родным. – На наши машины тоже тогда выскочил немецкий танк, поливая очередью трассирующих пуль, но сгустившиеся сумерки, рельеф местности, близость берега Волги помогли избежать трагических последствий. На рассвете на лодке удалось переправиться на другой берег. Через три дня соединились со своим санотделом армии и с группой начальника госпиталя и комиссара. Я был вызван бригадным врачом в город Лихославль и назначен начальником эвакоприемника №51.»

После освобождения Калинина Барынин вновь получил назначение в подвижной госпиталь в качестве ведущего хирурга. С этим госпиталем он прошел по огненным дорогам войны до ее конца: Вязьма, Смоленск, Минск, Прибалтика, Кенигсберг, Польша, Восточная Пруссия, Центральная Германия.

«Благодаря медработникам раненые поправлялись и возвращались в строй»

Особенно тяжело далось освобождение Кенигсберга, который был весь в огне и простреливался с земли, воздуха, моря. Немцы засели на городском кладбище в склепах и не давали возможности подвозить раненых. Тяжело далась и Восточная Пруссия. «Коварство отступающего врага не знало предела. Соседний с нами госпиталь в местечке Грюнвальд прорвавшиеся немецкие танки уничтожали вместе с ранеными и личным составом, поднявшимся с оружием в руках на их защиту».

День Победы застал Александра Афанасьевича в городе Бунцлау. Был в Рейхстаге, когда он еще горел, и в разрушенной канцелярии Гитлера и Геббельса. Написал там: «Мы победили!» - и расписался.

Александр Афанасьевич почти всю войну провел на передовой линии фронта в составе 31-й армии сначала Западного, потом Калининского и Третьего Белорусского фронтов. В городе Бунцлау его перевели в госпиталь, который вошел в состав оккупационных войск Германии, а 31-я армия была расформирована.

Вместе с Александром Афанасьевичем прошла теми же дорогами войны его жена Ольга Владимировна Баснина, капитан медслужбы. Была контужена в Кенигсберге. Награждена двумя орденами Отечественной войны, медалью «За боевые заслуги», «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией», медалью Георгия Жукова. Демобилизована в 1948 году из оккупационных войск в Германии инвалидом 2 группы.

«Поколения должны вечно помнить скромный труд медработников во имя освобождения Родины. Благодаря их самоотверженным усилиям до 85% раненых и больных восстанавливали свое здоровье, возвращались в строй и вновь громили врага», - почти каждый день при жизни Александр Афанасьевич Барынин повторял эти слова.